ООО "ЕДИНСТВО"

юридическая компания

Мы объединены общей целью -

защитой Ваших прав

г. Благовещенск

ул. Амурская, 85  оф. 19

8-909-885-41-53

55-14-77

edinstvoamur@mail.ru

 

Взыскание убытков: что и как доказывать. Примеры успешной практики

Вопрос: в результате недобросовестных действий директора или причинения вреда другим лицом компания понесла убытки. Что и как нужно доказывать в суде, чтобы возместить расходы, понесенные для восстановления нарушенного права.

Решение: в делах о взыскании убытков с руководителей компаний основная задача состоит в том, чтобы доказать противоправность их поведения. В делах о взыскании ущерба из причинения вреда определяющее значение имеет надлежащая фиксация факта причинения вреда и связанных с этим обстоятельств.

 

Возмещение убытков – универсальная мера гражданско-правовой ответственности. Ее применяют как в обязательственных правоотношениях, так и в отношениях из причинения вреда. Суды ежегодно рассматривают десятки тысяч подобных дел.

Такие споры отличаются особой сложностью. Они возникают из разных материальных правоотношений и специфичны в доказывании юридически значимых обстоятельств.

Изменения в законодательстве и судебной практике также затронули вопросы возмещения убытков. В Гражданский кодекс РФ добавили статью 393.1 («Возмещение убытков при прекращении договора»). Теперь суды будут применять подходы, которые раньше работали при взыскании убытков по договору поставки, к огромному количеству дел о взыскании убытков, связанных с досрочным прекращением иных договоров (подряда, аренды, оказания услуг и т. п.).

 

Убытки, причиненные действиями директора

 

Возможность взыскать убытки с лиц, входящих в состав органов управления юридического лица (далее – директор), подчас остается единственным способом защиты прав участников. Ранее основным инструментом защиты таких прав было оспаривание участниками сделок и решений собраний общества. Этот механизм постепенно утрачивает привлекательность в связи с изменениями закона, которые существенно ограничили эффективность и область его применения.

Судебная практика показывает, что основная сложность состоит в том, чтобы доказать противоправность поведения руководителя – его недобросовестность и (или) неразумность.

Значительным прорывом в правовом регулировании этого вопроса стало постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – постановление № 62). В нем суд обобщил подход к доказыванию и разъяснил, как распределяется бремя доказывания между сторонами.

«Взыскивая убытки с директора, нужно доказать его недобросовестность или неразумность»

Истец должен доказать наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для компании (абз. 3, 4 п. 1 постановления № 62, п. 5 ст. 10 ГК РФ). Он представляет в суде доказательства убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, и утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно.

Директор в опровержение должен представить свои пояснения и доказательства. Если он не представит пояснения или они будут явно неполными, не явится по вызову в суд или не представит доказательства с обоснованием своих доводов, это будет основанием для того, чтобы на него переложили бремя доказывания своей добросовестности и разумности. Другими словами, будет презюмироваться противоправность его поведения.

 

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

В споре о взыскании долга по векселю общество (взыскатель) не обосновало свои требования и не представило необходимые документы: оригинал векселя и доказательства получения векселедателем письма с требованием о его оплате. В результате общество утратило возможность взыскать долг по векселю.

Участник общества обвинил в этом директора и обратился в суд с требованием о взыскании убытков в размере неполученного долга.

Суд обязал ответчика явиться в судебное заседание и дать пояснения. Как указал суд, «пояснения относительно таких существенных вопросов, как заботливость и осмотрительность, разумность и добросовестность действий (бездействия) не только с объективной точки зрения, но и собственных мотивов и целей их совершения (несовершения) может дать только директор».

Ответчик уклонился от личной явки. В представленных объяснениях не ответил на вопросы, поставленные судом.

Суд возложил на него бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности с его стороны действовать в интересах компании добросовестно и разумно. Директор не смог это доказать.

Суд презюмировал неразумность и, как следствие, противоправность поведения ответчика. Требования истца были удовлетворены. С директора взыскали убытки в полной сумме неполученного долга (постановление ФАС Уральского округа от 20.05.14 по делу № А50-12101/2013).

 

Таким образом, истец, выступая, как правило, менее информированной стороной, должен лишь зародить у суда обоснованные сомнения в добросовестности и/или разумности действий директора. Ответчик, имеющий больше информации, должен мотивированно доказать беспочвенность подозрений истца.

Директор действует не в интересах общества при наличии конфликта между ним, его аффилированными лицами и обществом. Руководитель, пользуясь полномочиями, имеет возможность заключать сделки с самим собой или связанными с ним лицами. В этих случаях возникает конфликт интересов. Закон предписывает, что руководитель должен действовать в интересах общества, но не всегда это так.

«Необязательно оспаривать убыточную сделку, чтобы предъявить требования к директору»

Если директор действовал в своих интересах и сделка повлекла убытки для общества, с директора можно взыскать возмещение. К таким ситуациям судебная практика относит случаи, когда директор:
– получает наличные под отчет или снимает деньги со счета компании и не представляет документы о возврате или расходовании средств на нужды общества (определения ВС РФ от 23.07.15 по делу № А07-11350/2013, от 14.07.15 по делу № А58-7684/2013);
– перечисляет средства в свою пользу с превышением полномочий. Например, без согласования с обществом увеличивает себе зарплату или возлагает на себя обязанности главного бухгалтера, за которые также начисляет себе зарплату (постановление АС Московского округа от 28.01.15 по делу № А41-35729/14);
– лично заключает с обществом договор, по которому сам выступает исполнителем, при условии, что у общества нет необходимости в этой сделке. Например, общество само в состоянии выполнить такие работы либо действия, выполняемые исполнителем, входят в круг его обязанностей как директора (определение ВС РФ от 21.07.15 по делу № А53-25249/2013).

Заключение сделки без одобрения соответствующих органов юридического лица. Сделки с заинтересованностью и крупные сделки необходимо заключать с одобрения совета директоров или общего собрания участников общества. Также одобрение нужно для сделок, в отношении которых это прямо предусмотрено уставом.

Если директор заключил, к примеру, сделку с заинтересованностью без одобрения общего собрания участников и эта сделка повлекла убытки для общества, с директора можно взыскать их возмещение. При этом необязательно признавать сделку недействительной. Суд не может отказать в иске о взыскании убытков на том основании, что сделка не оспорена (п. 8 постановления № 62).

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Директор от имени общества заключил с собой агентский договор. По нему он перечислял себе вознаграждение за поиск клиентов и прочие услуги обществу. В силу положений закона об ООО эта сделка является сделкой с заинтересованностью. Для ее заключения нужно было получить одобрение общего собрания участников ООО. Но одобрения не было. Общество предъявило к директору требование о возмещении убытков в сумме средств, выплаченных ему по агентскому договору. При этом сделка не была оспорена.

Суд удовлетворил требования в полном объеме (постановление АС Центрального округа от 31.08.15 по делу № А08-4257/2014).

Факт одобрения сделки также не может сам по себе стать основанием для отказа в иске, если сделка действительно причинила ущерб обществу. В этом случае лиц, одобривших сделку, можно привлечь к солидарной ответственности (п. 4 ст. 53.1 ГК РФ).

«С директора можно взыскать убытки, если до заключения сделки он знал, что она будет убыточна»

Так, Арбитражный суд Уральского округа взыскал убытки солидарно с директора и контролирующего участника. Он отметил, что отчуждение нежилого помещения – основного актива общества по цене в три с половиной раза ниже рыночной говорит о недобросовестности в их действиях. Суд взыскал убытки в виде разницы между ценой продажи помещения по договору и его рыночной стоимостью в размере 11 665 100 рублей.

Дополнительно суд указал, что наличие судебного акта об отказе в признании недействительной сделки по отчуждению помещения само по себе не является основанием для освобождения от ответственности за причиненные убытки (постановление от 09.04.15 по делу № А71-10688/2013).

Совершение сделки на условиях, заведомо невыгодных для общества, или с лицом, заведомо неспособным исполнить обязательство. С директора можно взыскать возмещение убытков, когда он заранее, до заключения сделки, знал, что она невыгодна для общества или контрагент не сможет исполнить обязательства (к примеру, это фирма-однодневка).

1

Так, суд посчитал доказанной недобросовестность директора исходя из следующих обстоятельств. Ответчик (физическое лицо) предоставил обществу заем. В дальнейшем ответчик стал директором общества, но, действуя от его лица, не вернул себе заем. При этом общество имело возможность вернуть его. Бездействие директора повлекло просрочку и как следствие убытки общества в виде уплаченных пеней. Впоследствии с директора взыскали сумму пеней (постановление ФАС Дальневосточного округа от 14.07.14 по делу № А24-4322/2009).

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Директор заключил от имени общества договор аренды дополнительных помещений. Но в этот момент у общества уже были излишние, неиспользуемые помещения.

В суде участник общества обосновал факт заключения директором возмездной сделки в отсутствие разумной хозяйственной цели. При этом цена аренды превышала плату общества за фактически занятые им помещения.

Участник требовал взыскать с директора убытки в виде произведенной оплаты по дополнительно заключенному договору аренды. Суд удовлетворил требования (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17.02.14 по делу № А53-6823/2013).

Доказывая факт невыгодности сделки, необходимо учитывать обстоятельства, указанные в абзаце 7 пункта 2 постановления № 62:
– невыгодность сделки определяется на момент ее совершения;
– невыгодной могут признать сделку, по которой полученное обществом представление меньше исполненного в два и более раза;
– если убытки связаны исключительно с неисполнением сделки контрагентом, ее могут признать невыгодной, только если директор изначально заключал ее с целью неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

«Убытки можно взыскать как с директора, так и с участника, одобрившего убыточную сделку»

При этом директора могут освободить от ответственности за совершение подобных сделок, если:
– сделка хотя и невыгодна, но она была частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды обществом;
– невыгодная сделка заключена, чтобы предотвратить еще больший ущерб интересам общества. Например, директор продал имущество по заниженной цене, чтобы покрыть долги во избежание банкротства при отсутствии других доступных источников финансирования.

Такие основания предусматривает абзац 8 пункта 2 постановления № 62.

Привлечение общества к публично-правовой ответственности в виде штрафа из-за невыполнения требований закона. Когда общество, к примеру, не уплатило налоги в срок, хотя имело возможность сделать это, инспекторы могут начислить штраф. Сумму штрафа участники могут взыскать с директора.

Так, суд пришел к выводу, что директор действовал недобросовестно, так как он не организовал и не обеспечил соблюдение требований промышленной безопасности. Из-за этого общество привлекли к административной ответственности в виде штрафа. Дополнительно суд указал, что директор до привлечения общества к ответственности не представил мотивированных возражений по допущенным нарушениям. Он также не обжаловал вынесенные постановления о привлечении общества к ответственности. В результате рассмотрения дела с директора взыскали убытки в размере штрафа, ранее взысканного с общества (постановление АС Московского округа от 27.04.15 № Ф05-2779/2015 по делу № А41-15774/2014).

Чтобы установить факт недобросовестности или неразумности директора, необходимо учитывать не только сам факт привлечения общества к ответственности за совершение правонарушения. Нужно установить, что на момент его совершения не было правовой неопределенности относительно незаконности действий (бездействия) юридического лица (абз. 2 п. 4 постановления № 62). Другими словами, если такая неопределенность имела место, действия (бездействие) директора не признают выходящими за рамки обычной хозяйственной деятельности и предпринимательского риска.

До принятия решения, повлекшего убытки, директор не пытался получить необходимую и достаточную информацию. С директора можно взыскать убытки, если перед сделкой он не запросил информацию от контрагента, которая позволила бы заранее предположить убыточность сделки.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Конкурсный управляющий до заключения договора страхования не проверил, что у страховой компании-контрагента отозвали лицензию на ведение этой деятельности. Управляющий оплатил страховую премию при наличии очевидной невозможности при наступлении страхового случая получить встречное исполнение. Это повлекло убытки для общества.

Суд посчитал такие действия неразумными в связи с тем, что проверка контрагента в части наличия у него действующей лицензии входила в обязанности управляющего при должной мере осмотрительности, разумности и добросовестности.

В результате с конкурсного управляющего взыскали убытки в размере суммы уплаченной страховой премии – 24 409 946 рублей (постановление АС Московского округа от 04.02.15 № Ф05-3822/2011 по делу № А40-110070/2010).

«Замещающая сделка должна быть заключена после расторжения первоначального договора в разумный срок»

Устанавливая неразумность в поведении директора, который не пытался получить необходимую и достаточную информацию перед принятием решения, нужно исходить из масштабов деятельности юридического лица и характера непредпринятого действия (абз. 5 п. 3 постановления № 62).

Так, в большой компании непосредственные обязанности руководителя состоят в основном в подборе квалифицированного руководящего персонала и надлежащей организации их работы. Другие функции, например контроль качества работы начальника юридического отдела, главного бухгалтера, выполняют заместители руководителя и иные лица.

Если не предпринятые директором действия по своему характеру не входили в круг его непосредственных обязанностей, в его поведении не будет неразумности в виде принятия ошибочного решения.

Убытки из неисполнения договора поставки

С контрагента можно взыскать возмещение убытков, если он нарушил условия договора поставки (п. 1 ст. 520,ст. 524 ГК РФ).

Судебная практика выработала подходы в доказывании убытков по этой категории дел. В ближайшем будущем эти подходы суды будут применять по делам о взыскании убытков, связанных с досрочным прекращением и иных видов договоров (подряда, аренды, оказания услуг и т. п.). Это связано с внесением в Гражданский кодекс РФ статьи 393.1, повторяющей положения статьи 524 ГК РФ.

Из анализа статей 520, 524 ГК РФ указанные в них возможные убытки можно разделить на два вида.

«Конкретные» – разница цен между:
– действующим, но неисполненным надлежащим образом договором и заключенным взамен него новым договором (замещающей сделкой) (п. 1 ст. 520 ГК РФ) или
– расторгнутым в связи с допущенным нарушением договором и заключенным взамен него новым договором (замещающей сделкой) (п. 1, 2 ст. 524 ГК РФ).

«Абстрактные» – разница между ценой товара в договоре и его текущей ценой на момент расторжения договора (п. 3 ст. 524 ГК РФ).

Единственное отличие между «конкретными» и «абстрактными» убытками – наличие в первом случае заключенной взамен сделки (заменяющего договора).

Доказывание каждого из этих видов убытков обладает своей спецификой.

Как доказать «конкретные» убытки. Кроме подтверждения заключенности и нарушения (расторжения) первоначального договора истцу дополнительно придется обосновать следующие обстоятельства.

Причинно-следственная связь между неисполнением договора и заключением замещающей сделки. Суды признают наличие связи между этими сделками, если замещающая сделка заключена именно после расторжения первоначального договора, но в разумный срок. Это требование прямо предусмотрено для случаев, указанных в пунктах 1, 2 статьи 524 ГК РФ.

Практика показывает, что это требование также нужно соблюдать и в случае взыскания убытков из нерасторгнутого договора на основании пункта 1 статьи 520 ГК РФ, который формально не содержит это требование (постановления ФАС Волго-Вятского округа от 22.08.13 по делу № А28-9067/2012, Западно-Сибирского округа от 08.11.13 по делу № А45-21062/2012).

Категория «разумный срок» всегда оценочна. Из анализа судебной практики можно сделать вывод, что замещающие сделки, заключенные в течение одного-полутора месяцев с момента неисполнения или расторжения первоначального договора, суды признают заключенными в разумный срок (постановления ФАСВолго-Вятского округа от 22.08.13 по делу № А28-9067/2012, Западно-Сибирского округа от 11.03.14 по делу № А27-5252/2013).

«По замещающей сделке должен быть приобретен товар, аналогичный по наименованию, количеству и ассортименту»

Причинно-следственную связь можно доказать и в случае заключения замещающей сделки до расторжения первоначального договора. По общему правилу замещающая сделка должна быть заключена именно после расторжения первоначального договора. Но в некоторых случаях, исходя из фактических обстоятельств дела, суды могут удовлетворить требования, даже если замещающая сделка, по которой приобретены недопоставленные товары, заключена ранее нарушенного договора. При этом сама покупка недопоставленного товара в любом случае должна иметь место именно после нарушения или расторжения первоначального договора.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

ОАО «Т.» (поставщик) и ГУП «ЖКХ» (покупатель) заключили договор поставки, согласно которому поставщик обязался в течение двух лет поставлять уголь согласно графику поставок.

Из-за поломки техники поставщик допустил просрочку одной из первых поставок и сообщил об этом покупателю. Покупатель, чтобы не допустить чрезвычайной ситуации на объектах ЖКХ, купил уголь у другого поставщика по более высокой цене, а также понес дополнительные расходы на доставку.

В результате возникла разница в сумме 12 362 986 руб. 15 коп. между стоимостью угля, приобретенного у нового поставщика и расходов на его доставку, с одной стороны, и стоимостью аналогичного количества угля, недопоставленного ОАО «Т.», и расходов на его доставку, с другой.

Покупатель обратился с требованием о взыскании убытков, суд удовлетворил их (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 12.08.15 по делу № А58-6241/2014).

Разумность цены замещающей сделки. Доказывать разумность цены нужно в силу прямого указания на это в статьях 520, 524 ГК РФ.

Судебная практика в качестве критерия разумности цены по замещающей сделке признает ее соответствие сложившемуся уровню цен на аналогичный товар в месте исполнения обязательства (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.06.14 по делу № А46-9198/2013).

Этот подход закрепили и несколько расширили в абзаце 2 пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

«Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте – цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов».

В практике встречаются случаи, когда суд признает разумной цену, указанную в отчете оценщика (постановление Девятого ААС от 17.09.15 по делу № А40-63453/15). При использовании такого доказательства указанная цена должна быть определена оценщиком на дату совершения замещающей сделки.

Такая позиция была достаточно спорной в связи с закреплением в части 5 статьи 10 ГК РФ принципа презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий – пока не доказано обратное, цена замещающей сделки должна признаваться разумной.

До недавнего времени суды считали, что это обстоятельство должен доказывать истец. Так, суд указал, что исходя из смысла « статьи 65 АПК РФ, статей 15 и 393 ГК РФ бремя доказывания разумности цены лежит на стороне, заявившей иск о возмещении убытков» (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.09.13 по делу № А79-12129/2012). Такой подход был основан на судебной практике (постановления ФАС Московского округа от 24.10.12 по делу № А41-11183/12, Северо-Западного округа от 09.03.11 по делу № А21-4012/2010). Его неоднократно поддерживал ВАС РФ (определения от 28.12.12 по делу № А41-11183/12, 29.06.11 по делу № А21-4012/2010).

В 2014 году подход поменялся в связи с принятием постановления Президиума ВАС РФ от 21.01.14 по делу № А40-116623/2012. В нем указано, что в силу закона суд должен исходить из презумпции разумности цены товара, указанной в замещающей сделке. Эта позиция нашла отражение в последующей судебной практике.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

ООО «С.» (покупатель) и ОАО «О.» (поставщик) заключили договор поставки оборудования и выполнения пусконаладочных работ. Поставщик установил оборудование. В акте пусконаладочных работ стороны зафиксировали, что оно работает некорректно.

Покупатель направил претензию поставщику, указал на наличие гарантийных обязательств и потребовал устранить недостатки.

Поставщик ответил, что может сделать это только за счет покупателя.

Покупатель приобрел необходимые детали, которые нужно было заменить, и потребовал от поставщика компенсировать расходы. Тот отказался.

Покупатель обратился в суд с иском о взыскании убытков в размере стоимости оборудования. Суд удовлетворил требования в полном объеме (постановление АС Западно-Сибирского округа от 10.11.14 по делу № А70-1027/2014).

Соответствие параметров товаров по первоначальному договору и замещающей сделке. По замещающей сделке должен быть приобретен товар, аналогичный товару по неисполненному договору по наименованию, количеству и ассортименту. На это неоднократно указывали суды (определения ВС РФ от 26.05.15 по делу № А60-15901/2014, 08.12.14 по делу № А65-20792/2013, постановление АС Волго-Вятского округа от 29.10.15 по делу № А28-14398/2014).

Незначительные расхождения в этих параметрах, исходя из конкретных обстоятельств дела, допускаются. Но это не должно нарушать причинно-следственную связь между необходимостью заключения замещающей сделки именно в связи с нарушением первоначального договора (постановления АС Западно-Сибирского округа от 10.11.14 по делу № А70-1027/2014, ФАС Западно-Сибирского округа от 27.08.12 по делу № А27-6805/2011).

Нужно ли доказывать, что истец пытался заключить замещающую сделку

Суд может отказать в иске ввиду недоказанности этого обстоятельства.

В ряде случае судебная практика подтверждает, что доказывать эти обстоятельства не нужно. Так, например, суд указал, что пункт 3 статьи 524 ГК РФ «закрепляет специальное регулирование, освобождающее истца от доказывания предпринятых мер и уготовлений и позволяющее взыскивать так называемые абстрактные убытки, ссылаясь исключительно на разницу договорной цены товара и рыночной цены данного товара на момент, когда обязательство по поставке подлежало исполнению» (постановление Пятнадцатого ААС от 30.06.15 по делу № А32-24249/2014).

В то же время встречаются случаи, когда суды все же требуют от истца доказать, что он принимал меры для совершения другой сделки взамен расторгнутого договора, и в связи с недоказанностью этого обстоятельства отказывают в удовлетворении иска (постановление Седьмого ААС от 31.05.13 по делу № А45-28711/2012, апелляционное определение Белгородского областного суда от 16.04.13 по делу № 33-1249). Такое требование может быть вызвано желанием суда удостовериться в самом факте наличия убытка, который объективно может отсутствовать.

Например, если потерпевшая сторона утратила интерес в получении недопоставленного товара и даже в случае взыскания убытков не заключит замещающую сделку.

Если такой вопрос встанет в рамках конкретного дела, в целях доказывания этого обстоятельства можно, например, заключить предварительный договор о заключении в будущем замещающей сделки, представить суду переписку с потенциальными контрагентами по вопросу о возможности заключения замещающей сделки, документы, подтверждающие ведение переговоров с контрагентами, и т. п.

Как доказать «абстрактные» убытки. В предмет доказывания «абстрактных» убытков входит только факт расторжения договора в связи с его существенным нарушением другой стороной и текущая цена на товар. Это следует из пункта 3 статьи 524 ГК РФ и подтверждается судебной практикой (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.09.13 по делу № А45-28711/2012).

В зависимости от специфики конкретного товара его текущую цену можно подтвердить следующим образом.

Если товар массовый и широко представлен на рынке, цену можно подтвердить справкой торгово-промышленной палаты по месту исполнения первоначального договора, ответом органа государственной статистики, справкой органа местного самоуправления и т. п. (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 30.09.13 по делу № А45-28711/2012, АС Северо-Кавказского округа от 30.09.15 по делу № А32-24249/2014).

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Истец в обоснование текущей цены репчатого лука представил справку Армавирской межрайонной торгово-промышленной палаты о среднерыночной оптовой стоимости лука репчатого свежего в Краснодарском крае.

Суд указал, что заявленная сумма убытков составляет разницу между стоимостью 527,293 тонны лука по цене 18 000 руб. за 1 тонну и по цене 11 000 руб. за одну тонну (постановление Пятнадцатого ААС от 30.06.15 № 15АП-4740/2015 по делу № А32-24249/2014).

Стороны заключили договор купли-продажи микроавтобуса по цене 1 595 000 рублей. Покупатель перечислил деньги, но продавец не передал автомобиль. Покупатель отказался от договора, продавец вернул деньги. Автомобиль подорожал до 1 750 000 рублей, и покупатель обратился с иском о взыскании убытков. Справка от официального дилера подтвердила разницу в цене в размере 155 000 рублей. Суд взыскал убытки (постановление Пятнадцатого ААС от 16.05.15 № 15АП-4244/2015 по делу № А32-38959/2014).

Если товар высокотехнологичный (например, оборудование) или его реализует ограниченный круг лиц (например, продажа машин и спецтехники официальными дилерами), допустимо представить справки о стоимости этого товара у нескольких официальных продавцов.

Убытки из причинения вреда

Споры о возмещении ущерба из причинения вреда составляют значительную часть в общей массе дел о взыскании убытков. Практика показывает, что истцу будет крайне сложно доказать юридически значимые обстоятельства, если до обращения в суд он своевременно, подробно и надлежащим образом не зафиксировал факт происшествия и повреждения, причиненные имуществу.

Устранить эти упущения в будущем бывает весьма проблематично, а иногда и объективно невозможно. Это может повлечь невозможность доказать как размер ущерба, так и причинно-следственную связь между наступившим вредом и действиями причинителя вреда.

Так, например, потерпевший и причинитель вреда зафиксировали повреждения кабельной линии в акте. В последующем в ходе ремонта выявили дополнительные скрытые дефекты. В первоначальном акте их не было, а новый акт стороны не составляли. В результате суд удовлетворил иск частично, взыскав только стоимость работ по устранению первоначально выявленных повреждений. Суд не признал связь скрытых дефектов с действиями ответчика (постановление АС Северо-Кавказского округа от 21.01.15 по делу № А53-4953/2013).

В другом деле потерпевший после происшедшего залива недостаточно подробно составил акт осмотра. Он не указал, какие именно элементы помещения торгового зала повреждены, степень повреждения мебели с указанием идентифицирующих признаков имущества, не составил схемы осмотра с указанием мест размещения мебели в момент затопления, не произвел надлежащим образом подробную фотофиксацию повреждений.

В суде назначили экспертизу, по результатам которой исключили из суммы ущерба множество повреждений, зафиксированных ненадлежащим образом. Суд уменьшил размер изначально заявленного ущерба более чем в 2,5 раза (постановление Второго ААС от 09.09.15 по делу № А29-4203/2014).

Чтобы успешно взыскать возмещение ущерба с причинителя вреда, нужно максимально подробно зафиксировать обстоятельства причинения вреда и его последствия. Это зачастую предрешает исход дела. Приведем ряд рекомендаций, выработанных на основе судебной практики.

Зафиксировать обстоятельства можно в акте осмотра (обследования), акте об обнаружении брака, акте о выявленных недостатках в выполненных работах и т. п.

Фиксировать обстоятельства причинения вреда и его последствия совместно с причинителем вреда.Судебная практика показывает, что именно совместная фиксация обстоятельств причинения вреда и его последствий обеспечивает последующее успешное завершение дела (постановления АС Северо-Западного округа от 12.11.14 по делу № А56-76837/2013, Волго-Вятского округа от 29.10.15 по делу № А43-22663/2014). Это обусловлено в первую очередь отсутствием спора о достоверности полученного доказательства в суде.

Важно фиксировать все обстоятельства максимально подробно, лучше с помощью фото- и видеотехники. Качественный фотоматериал позволяет устранить недочеты, неточности и упущения, допущенные при составлении актов.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

Произошло ДТП. Повреждения зафиксировали в справке ГИБДД, в акте осмотра и на фотоснимках.

В суде ответчик оспаривал факты отдельных повреждений, но истец смог доказать их по фотографиям. Суд взыскал с ответчика возмещение ущерба (постановление Тринадцатого ААС от 16.07.13 по делу № А56-9002/2013).

Фиксировать обстоятельства причинения вреда и его последствия в разумный срок. Зафиксировать все обстоятельства причинения вреда в разумный срок нужно для того, что потом легче было установить причинно-следственную связь между повреждениями и происшедшим событием. Но в любом случае срок нужно исчислять не с момента причинения вреда, а с момента обнаружения потерпевшим этого факта.

В зависимости от конкретных обстоятельств дела указанный срок может существенно различаться. Так, осмотр поврежденного имущества по факту залива обычно проводят в тот же или на следующий день после происшествия (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.03.14 по делу № А45-9763/2013). В то время как повреждения, причиненные помещению в процессе эксплуатации, в отсутствие текущего ремонта могут быть зафиксированы значительно позже (постановление ФАС Поволжского округа от 30.07.13 по делу № А65-23607/2012).

При этом проводить осмотр и экспертизу повреждений, полученных в результате ДТП, по прошествии восьми месяцев суд признал неразумным (постановление Восьмого ААС от 27.08.15 по делу № А70-5345/2015).

Заблаговременно извещать причинителя вреда о времени и месте обследования. Суд обычно не принимает в качестве достоверного доказательства односторонний акт, составленный потерпевшим в отсутствие извещения причинителя вреда (постановления ФАС Дальневосточного округа от 25.06.13 по делу № А51-17078/2012, Семнадцатого ААС от 14.11.13 по делу № А50-5931/2013).

Уведомление причинителю вреда нужно направить заблаговременно. После получения уведомления у него должно остаться достаточно времени, чтобы подготовиться и прибыть на место осмотра. Уведомление нужно направить так, чтобы в суде можно было подтвердить факт его получения адресатом (например, письмом с описью и уведомлением). Даже если причинитель вреда уклонится от участия в осмотре, вероятность взыскания ущерба в полном объеме существенно возрастет (постановление ФАС Поволжского округа от 30.07.13 по делу № А65-23607/2012).

Если у потерпевшего недостаточно опыта или знаний, чтобы самостоятельно грамотно зафиксировать обстоятельства причинения вреда и его последствия, нужно обратиться к экспертам и проводить осмотр с ними. Это уместно, например, если повреждено сложное оборудование.

Привлечь к процедуре фиксации незаинтересованных лиц и экспертов. На момент осмотра причинитель вреда может быть неизвестен либо может не участвовать в осмотре или не подписать акт осмотра. Чтобы уменьшить риск признания судом одностороннего акта недостоверным и недопустимым доказательством, целесообразно привлечь к проведению осмотра незаинтересованных лиц. Например, собственников или арендаторов соседних помещений, представителей эксплуатирующей организации, представителей органов власти и т. п. (постановление Пятнадцатого ААС от 10.10.13 по делу № А53-34890/2012).

Максимальная тщательность и осмотрительность при фиксации факта и обстоятельств причинения ущерба, а также данных о поврежденном имуществе, характере повреждений и других обстоятельствах облегчит доказывание факта наличия ущерба и его размера.

Убытки в связи с принятием обеспечительных мер

Для возмещения убытков помимо прочих обстоятельств необходимо доказать противоправность поведения причинителя вреда. При этом в предусмотренных законом случаях вред, причиненный правомерными действиями, также подлежит возмещению (п. 3 ст. 1064 ГК РФ). В частности, можно требовать возмещения вреда, причиненного применением обеспечительных мер (п. 1 ст. 98 АПК РФ, ст. 146 ГПК РФ).

До недавнего времени основной сложностью в таких делах была правовая неопределенность относительно того, нужно ли доказывать противоправность поведения истца при заявлении им ходатайства о принятии обеспечительных мер. Судебная практика по этому вопросу была противоречива.

Ряд судов придерживался мнения, что это обстоятельство в силу пункта 3 статьи 1064 ГК РФ не подлежит доказыванию (постановления АС Уральского округа от 23.12.14 по делу № А76-16423/2013, ФАС Северо-Западного округа от 11.12.13 по делу № А56-44387/2006).

Другие суды отмечали – если не будет доказано, что иск был заведомо необоснован и подан исключительно с целью причинения вреда (ст. 10 ГК РФ), заявление истца о применении обеспечительных мер нельзя расценивать как противоправное поведение. В иске о возмещении убытков, причиненных применением обеспечительных мер, отказывали (постановления АС Уральского округа от 23.12.14 по делу № А76-16423/2013,ФАС Северо-Западного округа от 11.12.13 по делу № А56-44387/2006).

+

Верховный суд РФ, возможно, поставил точку в этом вопросе. В сентябре 2015 года он указал, что в предмет доказывания по иску о возмещении убытков, причиненных в связи с обеспечением иска, не входит установление виновности инициировавшего принятие обеспечительных мер лица, поскольку право на возмещение соответствующих убытков основано на положениях пункта 3 статьи 1064 ГК РФ (определение ВС РФ от 14.09.15 № 307-ЭС15-3663 по делу № А56-17785/2014). После этого определения судебная практика может прийти к единообразному подходу.